5 февраля 2012 г.

Перепост

Я очень редко пишу на отвлеченные темы от скрапбукинга, в последнее время даже не делаю конфетные перепосты. Но эта история... Она такая... Мне Хочется, чтобы этот мальчик, если и не поправился,то всегда бы знал, что он не останется один. я каждый раз перечитываю ее за последние 4 дня, и все время о ней думаю.
Взято Тут

Когда судьба ломает человека вероломно, безжалостно и вдребезги, мы задаемся вопросом: «За что? Чья здесь вина?». Или: «Для чего? Во имя чего? Что это за урок нам?». А на самом деле жизнь  ставит перед нами только один вопрос: «Что делать?».
У Максима Удовиченко было так: теплый майский день, солнышко, визг, скрежет, удар, темнота… А дальше жизнь сломана. Да что там сломана – разможжена, раздавлена, почти уничтожена. Максиму теперь принадлежит одна голова, которая разговаривает, улыбается, учит таблицу умножения, радуется маме, страдает. А тело не может даже дышать, потому что Максим попал в автокатастрофу и у него сломана шея.




Это случилось в 14-00 26 мая 2011 года. Максим Удовиченко и его друг тоже Максим шли домой с речки Багдаринки. Оба Максима закончили первый класс, у обоих в дневниках были хорошие отметки, и вот начались каникулы. Мальчишки наловили для кошки Дымки рыбы, и шли теперь по обочине поселковой улицы домой, везли рядом с собой велосипед и тащили удочки и пакет с уловом. А дальше Максим Удовиченко помнит только визг тормозов сзади, удар и темнота…
Мастеру леса Ирине Александровне Удовиченко позвонили соседи: «Ирина, в поселке двух мальчишек из лесхоза машиной сбило, твой-то дома?». «Час назад был,» - ответила Ирина, даже не забеспокоившись. Но на всякий случай стала искать сына, и не найдя, пошла из лесхоза в поселковую больницу, куда проезжавшая мимо места аварии скорая примчала двух мальчиков: одного живого и одного мертвого. Ирину на секунду пропустили в реанимацию: «Твой?».
В районной больнице Максиму помогли зацепиться за жизнь. Три дня он был в коме, потом стал ненадолго приходить в сознание. Что с мальчиком, в больнице сказать не могли – как раз сломался рентгеновский аппарат. Отправили Максима и маму в Улан-Уде. Там сделали снимки и установили диагноз: «разрыв продолговатого мозга в краниовертебральном переходе». На снимке томографа «отмечается перерыв продолговатого мозга, протяженностью от 0,8 см до 1,0 см, в этом месте мозг нитевидный диаметром 0,1 см». То есть Максим теперь и правда состоит из двух  частей: головы и тела, которые связаны между собой ниточкой нервной ткани диаметром 1 милиметр.
Скоро полгода, как Максим не может ходить, двигать руками, сидеть и дышать. Первый месяц маму к нему не пускали: «Слишком страшно выглядел». Скоро полгода, как мама не работает, и снимает квартиру в Улан-Уде, чтобы каждый день приходить к Максиму (теперь пускают) и делать ему массаж, кормить, читать книги, учить с ним таблицу умножения… Тела у Максима нет, и он не может вести записи, но учиться по программе второго класса он продолжает с мамой, потому что и жизнь тоже продолжается. А мама ищет выход и бьется над вечным российским вопросом: «Что делать?». Надо было бороться с пролежнями, и мама доставала мази и повязки. Научилась делать массаж. Из Москвы пришлось заказывать дорогой препарат «Пентаглобин». Первое время деньгами помогал тот человек, который гнал на машине по поселку и не успел затормозить, увидев на дороге двух мальчишек. Деньги он передал немаленькие – по словам мамы, около 100 тысяч. А позже все расходы по лекарствам для Максима взял на себя Минздрав Бурятии.
Но любые деньги когда-нибудь заканчиваются, а сломанная жизнь сломана навсегда. И с проклятым вопросом: «Что делать?» засыпала и просыпалась мама Ирина Удовиченко. Консультировались с отделением нейрохирургии Российской детской клинической больницы и с НИИ неотложной детской хирургии и травматологии доктора Рошаля. От врачей  НИИ неотложной помощи пришел такой ответ: «Основной задачей лечения является адаптация больного к имеющимся нарушениям с сохранением респираторной поддержки на необходимый срок (возможно пожизненно)». Если проще, то сделать ничего нельзя. Надо только обеспечить Максиму аппарат искусственной вентиляции лёгких на всю его оставшуюся жизнь.
Сейчас ситуация выглядит так. Отец семейства Павел живет и работает лесником в поселке Багдарин на севере Бурятии. Мама Ирина снимает комнату в Улан-Уде, чтобы быть рядом с Максимом. Больничный маме не положен, потому что ее ребенок числится в реанимации. Деньги в семье зарабатывает только папа, который уже полгода не видел жену и сына. Максим смотрит мультики на dvd, ждет каждое утро маму и ежедневно спрашивает ее: «А когда домой?».
Домой – это не к кошке Дымке, не в свою школу и не к своим игрушкам и книжкам. Домой теперь – это просто в районную больницу на севере Бурятии, чтобы жить там в палате, чтобы могли приходить в гости друзья и родственники, чтобы папа мог приходить после работы, и чтобы мама могла жить дома. Чтобы Максим с мамой могли уехать домой, нужно купить в районную больницу новый аппарат искусственной вентиляции легких. Один аппарат в больнице есть, но он нужен больных в экстренных ситуациях.
У Максима Удовиченко ситуация не экстренная, она постоянная, хотя и экстремальная. Он разбит, изломан, искалечен. Но он жив и старается улыбаться, когда его приходят фотографировать, и хочет вернуться домой.

На вопрос: «Кто виноват» ответил суд. Водителя, сбившего мальчиков, признали виновным и дали три года условно и лишили водительских прав на год. На вопрос: «Для чего все это случилось» каждый сам найдет для себя ответ, и может быть, даже не один. Но одну важную вещь нужно сделать: купить аппарат искусственной вентиляции легких, чтобы Максим дышал, улыбался и жил.
Как помочь?
Наш фонд не может собирать деньги для Максима, тяжелые травмы – не наш профиль. Принимать деньги на свой счет согласился фонд «Созидание». Аппарат искусственной вентиляции легких LTV 1200, который выбрали для Максима врачи, стоит 1 025 000 руб.
Банковские реквизиты
Некоммерческая организация Благотворительный Фонд «Созидание»
р/с 40703810300000080888
ИНН 7705401519/770501001
ООО «Барклайс Банк», г.Москва
К/с 30101810900000000460
БИК 044585460
ОКВЭД 65.23
ОКПО 57012709
В графе «Назначение платежа» напишите, пожалуйста, что это «благотворительное пожертвование на медицинское оборудование расходные материалы»
Платежное поручение для пожертвований 
Платежное поручение для пожертвований (для клиентов Сбербанка) 
Со мной можно связаться через комменты или по телефону 8 985 410-0112

Комментариев нет:

Отправить комментарий